г. Курган
(3522) 46-66-06

Свободные отношения Анастасии Волочковой

01.03.2013
Свободные отношения Анастасии Волочковой

На гастролях в Кургане заслуженная артистка России Анастасия Волочкова рассказала о своём романе с Николаем Басковым, разводе с «Единой Россией» и начале сольной карьеры.

ТЕКСТ: Оксана Пронозина

Скажу сразу: интервью с бывшей примой Большого театра Анастасией Волочковой – это не приватная беседа. Вопросы скандально известной балерине я задавала вместе со своими коллегами во время обеда, устроенного организаторами накануне ее выступления в Курганской областной филармонии. К счастью, Анастасия Юрьевна на разговоры о себе была необыкновенно щедра. 

Образ воздушной хрупкой балерины, выпархивающей из-за кулис, на мой взгляд, к Анастасии Волочковой имеет весьма отдаленное отношение. В ресторан «Пять звезд» не влетела, но вошла с высоко поднятой головой еще красивая и привлекающая внимание дива. Яркий мэйк-ап и парфюм, окутывающий вас сладкими сетями, медовые речи и странное желание всем и каждому рассказывать о своей личной жизни – вот что запомнилось мне в ее облике особенно. Анастасия сразу взяла инициативу в свои руки, начав рассыпаться в комплиментах курганской публике. Несмотря на то, что эта самая публика уже вдоволь поязвила в соцсетях по поводу записи в твиттере Волочковой: «Только заехали в г. Курган. Как тут бедно все… Неужели эти добрые люди придут на мое шоу?.. Я их всех хочу просто пригласить». С вашего позволения эту часть беседы я пропущу, а вот о том, что занимает Анастасию Волочкову сегодня больше всего, о ее шоу, расскажу подробнее.

– Моя программа очень неожиданная для зрителя, поскольку у большинства людей сложился стереотип: либо Волочкова не танцует вообще, либо исполняет партии в «Лебедином озере» или «Спящей красавице», – рассказывает Анастасия. – Между тем я всегда понимала, что классическим балетом очень сложно привлечь массового зрителя. К тому же уровень исполнения и качество балетных спектаклей в регионах не просто оставляют желать лучшего, оно находится в упадническом состоянии.

Впрочем, в больших городах ситуация не лучше по причине нехватки педагогов. Балетное искусство заметно снизило свою планку. Поэтому мне хотелось найти такой формат концертной программы, который был бы интересен публике любого возраста: и детям, и подросткам, и более зрелому зрителю. В большей степени, конечно, мне хотелось заинтересовать молодых людей: их же от компьютеров или телевизоров сегодня за уши не оторвать.

Мне казалось, что если я создам программу, которая будет включать в себя самые разные жанры и направления, то народ пойдет в концертный зал. Я решила популяризовать искусство музыки и танца.

В своей программе классические композиции я обыгрываю в неоклассическом стиле, мой шоу-балет, замечательные ребята, ставит акробатические номера, а в дополнение ко всему этому выступает электронный скрипичный дуэт – девочки, которые играют в стиле Ванессы Мэй.

За счет всего этого появляются движуха, динамика, живость, без которых я не мыслю своего творчества, да и вообще жизни. Мне все это кажется настолько ярким!..

Вы сейчас совсем не танцуете классический балет?

– Совсем. Понимаете, в какой-то определенный момент мне это перестало быть интересным. Может быть, из-за того, что я в своей жизни очень много танцевала классики, не знаю. Хотя в моей концертной программе она всегда была.

Так получилось, что мне интересней стало быть женщиной на сцене, красивой, яркой, интересной, не изображать белых и черных лебедей, добрых фей и других сказочных существ, а проживать свои роли, каждую свою героиню. У меня в концерте восемь композиций, каждая – про свое. Своя история на музыку Эдит Пиаф, своя – на заглавную композицию из к/ф «Крестный отец» композитора Нино Рота. Игорь Корнелюк, Алесандро Сафина, Джордж Майкл, Эдвин Мартон – такие все очень яркие мелодии.

Понимаете, я всегда хотела какой-то движухи, мне было бы скучно стоять у балетного станка, танцевать в спектаклях, а потом приходить домой и ложиться спать. Я не представляю, как так живут люди.

Кто вам ставит спектакли?

– Номера, не спектакли. Ставят разные люди: хореографы ставят мне композиции танцевальные, массовые номера ставят ребята из шоу-балета, они у меня очень талантливые. Знаете, я всегда мечтала, что у меня будет свой коллектив, и, к счастью, мечта осуществилась. Я же не сказала о том, что еще и пою! Для зрителя это совсем новая краска в моем творчестве.

– Кто вас подвигнул петь?

– О, это такая история... Вообще я всегда очень стеснялась петь. Слух у меня есть, конечно, я же танцую, к тому же с отличием окончила Академию русского балета имени Вагановой, потрясающе играла на фортепиано. Но вот голосовые связки… Наверное, мне на них наступил кальян, который я люблю покурить. Или попросту я их никогда не развивала.

А четыре года назад ко мне обратились руководители музыкального коллектива «Домисолька», в котором с трех лет солирует моя дочка Ариша, и предложили записать песню «Цып-цып, мои цыплятки». Сначала я сразу отказалась: «Извините меня, но это невозможно». А потом подумала и решила попробовать: все-таки это детская песня и вряд ли меня за нее кто-то строго осудит.

Мы спели, и после того, как песню записали и свели, я услышала свой голос и поняла, что результат-то получился неплохой. Вроде. Мы дали послушать диск профессионалам, и педагоги по вокалу сказали, что у меня есть потенциал. Если я буду развивать свои голосовые связки так же, как мышцы тела, то все у меня получится. Так мы стали потихонечку с Аришкой записывать детские песни.

А тут подвернулся необыкновенный случай: Игорь Николаев написал для меня песню «Балерина». Как раз в тот момент, когда я расставалась с бывшим мужем. Поэтому, наверное, она такой жизненной мне показалась.

Песню Игорь показал Алле Борисовне Пугачевой, и буквально в два дня было принято решение о том, чтобы я дебютировала с ней на «Рождественских встречах» в Киеве как исполнитель. И закрутилось… Получилось, что меня на эстрадную сцену вывели две большие звезды: Алла Пугачева и Игорь Николаев. И я увидела в этом знак.

Сейчас я работаю над альбомом, уже записала девять песен. К тому же с Колей Басковым готовим дуэт. Мы недавно с ним ездили на Мальдивы, и он мне предложил исполнить с ним песню «Пусть говорят». В общем, надеюсь, что альбом будет и на втором диске в этом альбоме будут детские песни. Их уже десять, поем вместе с Аришей, сразу скажу, что дочь поет лучше меня. Но у меня и нет претензий считать себя эстрадной исполнительницей.

Это новая веха в моем творчестве, для моих зрителей, которые не знают, что я пою, это маленькая неожиданность, сюрприз.

Утолите любопытство наших читателей, расскажите о той нашумевшей поездке на Мальдивы. Роман с Басковым и вправду имел место быть или это такой своеобразный PR-ход?

– Это не пиар, хочу сразу развеять все слухи и домыслы. Мы с Колей дружим уже семнадцать с половиной лет, понятно, что за это время отношения могут перейти во что угодно, не только в роман. Бывает, супруги в законном браке столько не живут!

Поездку на Мальдивы мы планировали еще в прошлом году, но не сложилось: Коля работал, да и у меня не было свободного времени. А в этом году все срослось. Мы вылетели разными рейсами в разные дни, чтобы не было никаких подоплек. Через два дня ко мне на остров приезжает Коля и говорит: «Собирай вещи, я нашел место получше». И мы на лодочке быстро, чик-чик, перебрались на другой остров.

Всю неделю отдыхали как никогда, смеялись с утра и до вечера. Ну, вы понимаете, Коля – это праздник. Да, мы жили на одной вилле, да, мы спали на одной кровати... У нас был шикарный роман, своего друга я узнала совершенно с другой стороны. Наши отношения с Колей – это действительно уникум. Да, у нас дружба, да, романтические отношения, но они исключают зависимость или какой-то натиск. Мы не грузим друг друга.

Я столько в жизни видела разных историй: «Она мне изменила…», «Он меня предал…». Фигня все это, надо жить и радоваться жизни. Знаете, сколько есть женщин, которые каждый день обнимают своих мужей, а в мыслях держат совершенно других мужчин?

Поэтому обвинять людей, особенно если они свободны... Что мы такого делаем? Разве мы виноваты в том, что живем и радуемся каждому дню? Отношения у нас совершенно свободные.

И вы счастливы в таких отношениях?

– Дело в том, что, пока я не встретила в своей жизни человека, который стал бы моей второй половинкой, который мне уготован Богом, я могу позволять себе поиск, различные встречи, романтические отношения, увлечения... А что в этом плохого? Я не понимаю. В Москве журналисты – это вообще жесть. Они из любого позитивного события сделают жуткий негатив. Друзья, если вам что-то во мне не нравится, то вам не обязательно об этом сообщать мне. Переживите этот шок самостоятельно.

Анастасия, мы уже поняли, что в рамках «просто балерины» (эту формулировку я нашла на вашем официальном сайте) вам тесно: вы и пели, и танцевали на льду… А в каких еще ролях хотели бы себя попробовать?

– Самую главную роль в своей жизни я уже исполнила. Я стала матерью, сегодня Арише уже 7 лет и 4 месяца. Девочка — удивительное создание. Добрейшей души человек. А какая развитая! Сегодня мне интересно быть частью шоу-бизнеса, я в нем заняла нишу, которая оказалась никем не занятой.

А как бы вы ее определили, свою нишу?

– Сложно определить жанр... Мне хотелось собрать, компилировать всё самое лучшее и выплеснуть это в таком проекте, на который пойдут все – и стар, и млад. Для детей, кстати, у меня есть отдельный проект «Анастасия Волочкова – детям России». На эту концертную программу билеты не продаются, весь сбор зала жертвуется на пригласительные билеты детям. Многих из них я привожу за руку: иначе их никак не оторвать от мониторов. И совершенно неважно, станут ли эти дети артистами, но они должны увидеть что-то позитивное, нечто прекрасное.

У меня как раз есть еще один проект «Анастасия Волочкова. Вернем детей и молодежь в театры». Название его говорит само за себя. Несколько лет назад я прошла полный курс MBI в Высшей школе экономики и защитила дипломную работу по теме «Создание сети творческих школ Анастасии Волочковой в регионах Российской Федерации». Мое имя было в этой работе не ради пафоса. Я прекрасно понимаю, что оно бренд, который привлекает внимание молодежи, дает определенный статус.

В Москве мы создали один такой центр, там ребята познавали искусство музыки и танца, учились вокалу, актерскому мастерству, работали с психологом. Первой воспитанницей была моя дочь Ариадна, год центр проработал, а потом его функционирование пришлось приостановить: Ариша пошла в школу. В обычную, в спальном районе, без понтов для приезжих. Сначала я хотела перенести центр туда, но потом решила подождать, поискать другое место. В центре Москвы. И, скорей всего, уже в этом году мы откроем большой красивый детский творческий центр.

Вообще, мне интересно быть общественным деятелем, создавать проекты, яркие, грандиозные, привлекающие внимание... В прошлом году я учредила премию «Изумруд России» для всех талантливых детей из регионов. Очень серьезное закрытое мероприятие на 300 человек, проходило оно на престижной площадке «Барвиха Luxury Village». Три номинанта у меня было. Кстати, в прессе о премии написали примерно так: «Анастасия Волочкова обзавелась новым «Изумрудом». Жесть. Я не сама, разумеется, об этом прочитала, мне рассказали мои люди, которые стараются отгородить меня от подобного негатива. Знаете, многое, что пишут наши СМИ, у меня в голове не укладывается.

Если вам была интересна общественная деятельность, почему же вы ушли из «Единой России»? Продолжали бы ею заниматься, да еще и имели надежный тыл...

– Из партии я вышла потому, что за все восемь лет (Анастасия Волочкова вступила в партию «Единая Россия» в 2003 году – прим. автора) я так и не нашла понимания. Мне не хотелось быть клоуном, которого фотографируют на плакаты или используют в каких-то непонятных акциях.

Я хотела делать дело, у меня был проект, была возможность организовать детскую школу или студию, неважно. Всего-то и нужен был один зал. Я предлагала свою идею «Единой России», постоянно говорила: «Ребята, посмотрите, сколько вы всего настроили в разных регионах, и всё сейчас пустует! Дайте мне один зал, я назову его своим именем и вместе со своей командой привлеку внимание общественности. Это будет яркий проект!»

И что бы я ни предлагала, никому ничего не надо! Я ведь даже депутатом Государственной думы не была! Член партии. Ну, какой я член? Я – красивая женщина, зачем мне быть членом?

А что это за история с вашим баллотированием на пост мэра Сочи? Это для чего затевалось?

– Там была такая сложная история... Вообще, в Сочи я одно время бывала очень много: пять лет служила в театре Юрия Григоровича в Краснодаре, часто выступала и с концертами, и с благотворительными акциями. Само собой, обзавелась, скажем так, друзьями, знакомыми из среднего бизнеса. Так вот они мне и предложили стать мэром: «Анастасия, мы знаем вас как человека, который всегда защищал свои честь и достоинство самостоятельно, без участия сторонних структур или людей. Может, вы попробуете? Вы знаете, как можно защитить людей».

Я подумала, что в принципе это реально, и началась вся эта тема. Когда я включилась в гонку, Александр Николаевич Ткачев, губернатор Краснодарского края, быстренько свернул мое участие. Мало того, что снял меня с предвыборной борьбы по какой-то совершенно нелепой причине, так еще и прекратилось моё сотрудничество с Краснодарским краем и с театром Григоровича. Именно после участия в выборах. Не знаю, чем я Ткачева обидела... Неужели он думал, что я составлю какую-то серьезную конкуренцию тому же Пахомову? Но, видимо, думал, раз теперь я персона нон грата во всем Краснодарском крае.

Весь ужас в том, что Ткачев считает себя хозяином «всея Краснодарщины», но ведь я с концертом еду не к нему на дачу, не к нему на корпоратив, а к людям, для которых я пять лет танцевала безвозмездно! Для меня это, конечно, абсурд. И все это результат моего участия в предвыборной борьбе.

Вы довольно часто становитесь «персоной нон грата»…

– Наверное, потому, что я человек принципиальный, не могу подкладываться под какую-то структуру, не могу терпеть несправедливость и ложь.

В каких отношениях вы сейчас с Большим театром?

– Это совсем другая история, которая была связана с тем, что Иксанов – директор Большого – десять лет назад получил задание убрать Волочкову из театра. А дано оно было человеком, с которым меня три года связывали личные отношения. После решения уйти от влиятельного и богатого спутника я получила весь этот снежный ком.

Ведь за какие ниточки тянут близкие люди? За самое дорогое. Для меня это любимое дело. Все началось с увольнения из Большого театра, затем начались судебные вопросы по квартире, которую этот человек хотел у меня отнять. Причем, ладно бы он позвонил и сказал: «Насть, единственное, чего мне для счастья не хватает, – это той квартиры, которую я тебе подарил, в которой мы с тобой жили, ели, пили и спали». Но когда я узнаю об этом из повестки в суд!.. Это вообще не укладывалось в моей голове.

На мою маму было заведено уголовное дело. Нападали на офис. Концерты запрещали, при том, что все билеты были распроданы. То есть этот человек переплачивал организаторам за аренду, за рекламу, и концерты отменяли. Я прошла через все: и с ножичками ко мне приходили во время судебного процесса. Все выдержала.

Подала в суд на Иксанова. Все-таки Большой – не частная лавочка, а главный театр страны. Разве справедливо, что какое-то чмо имеет право и возможность уволить меня, сам при этом совершенно не понимая ничего ни в опере, ни в балете, не принимая во внимание то, что в театр меня брали Владимир Васильев и Юрий Григорович, а Майя Плисецкая передавала мне как первой русской балерине, естественно, после нее самой, право танцевать в «Кармен»? Я подала в суд и выиграла дело.

Почему же тогда не вернулись в Большой?

– Я вернулась, точнее, меня вернули, приходили с судебными приставами даже. Но после того, что случилось, мне не дали ни одной партии. Это была такая месть руководства за выигранный процесс. Партнеров моих избивали – кого-то в подъездах, кого-то в клубах...

Как это может быть допустимо в среде творческих людей?

– А как стало возможным то, что Сергея Филина облили серной кислотой?! Это настоящий шок для всей актерской братии. Я не знаю, что еще должно произойти в Большом театре, чтобы государство обратило на него внимание? Стрельба, война?

А может быть, Иксанову все сходит с рук, потому что здесь уже настолько все коррумпировано, схвачено и куплено? Ведь Иксанову заносят такие крупные суммы, что на многое приходится закрывать глаза. Но когда реконструкция Большого театра в 40 раз превышает строительство других театров мира! Я даже не знаю. И ведь все остается по-прежнему: уже второй бюджет разворован, а всем нормально, всем хорошо. Всё супер! Иксанов молодец!

Предлагаю отвлечься от темы скандалов и вернуться к творчеству. Мне хочется поговорить с вами о вдохновении. Какова его природа? Имеет ли любовь какое-то к нему отношение?

– От любви рождается вообще все, не только сама жизнь или творчество. Влюбленный человек творит по высшему разряду, на самой высокой грани. Безусловно, важна гармония, сочетание самых разных качеств: любви, красоты, независимости, свободы, творческого полета. Для того, чтобы рождалось творчество, необходима гармония, если нет этой целостности в человеке, то нет порыва для создания прекрасного.

У талантливого актера Георгия Георгиевича Тараторкина есть такое понятие, как «творческое вероисповедание». Вы в творчестве во что верите?

– Я верю в силу добра и любви, которая объединяет многих на этой земле. Верю в то, что есть определенная энергия, объединяющая артистов и зрителей, да и вообще людей, которые оказываются вместе. Энергия добра, красоты и музыки обладает невероятной силой, которая заставляет людей поднимать свои попы с кресел и аплодировать стоя. Это такая уникальная грань.

И в то же время люди, которые приходят с теплом в зрительный зал, дают актерам так много силы и счастья, что понимаешь: ты живешь не зря. Вот такой единый процесс. Я верю в то, что есть энергия пространства, которая является объединяющей силой.

А вы, вообще, верующий человек?

– Да, верующий, но не религиозный. Я не обиваю лбом пороги церквей, хотя и люблю православные храмы. У меня есть такая замечательная традиция: часть подаренных на концертах цветов я жертвую церквям. Я верующий человек, но в наши дни смешалось то, что в принципе не должно было смешиваться: вера, религия, церковь, политика...

Как в случае с Pussy Riot?

– Pussy Riot – это вообще абсурд какой-то. Это уже показатель того, что в людях не осталось ничего святого. Мне казалось, что если у тебя иное мнение, другая позиция или какой-то протест, то тебе не в церковь надо. Иди к Президенту или в Кремль...

Так в церковь-то попасть проще...

– Если вас что-то не устраивает в храме Христа-спасителя, а я знаю, что там есть сауны, бары, рестораны, банкетные залы, то пожалуйста, когда дядя Вася-олигарх будет проводить там очередное свое мероприятие, приходите, раздевайтесь, устраивайте свой протест. Зачем вы в храм-то приперлись? Да люди сами дураки, те, кто раздул из этой истории настоящую пиар-кампанию. Зачем, скажите, надо было Мадонну к этому приписывать? Куда ты лезешь? Будь звездой, знай свое дело! Мирей Матье, уважаемый человек, такая женщина и... Pussy Riot!

Я вообще не особо следила за событиями, была на Крите с дочкой и мамой. Стою я, значит, на берегу моря, ножки в воде, и звонит мне пиар-директор Наташа: «Тут Пусси Райт, надо прокомментировать...». Связь ужасная: «Что? Наташ, я не слышу!» Она мне опять: «Пусси Райт, Пусси Райт...» – «Да не пойму я, кто усирается?» А у нас офис-менеджер все время что-то готовит, ну, я и подумала, что она опять чем-то ребят накормила. Спрашиваю: «Кто усирается-то? Кто?» И она начинает мне рассказывать: «Зашли три бабы в храм, начали петь...». Я говорю: «Наташка, усритесь там хоть все, я в море. Мне пофиг». Вот вам и Pussy Riot.

Анастасия, вы так часто отстаивали свою позицию, защищали свое мнение… Что вам помогает добиваться своего?

– Знаете, какой-то специальной техники нет. Единственное, что я знаю точно: нельзя хватать мир за горло и чего-то от него требовать. Нужно уметь ждать. Всё произойдет в свое время. И, да, в это нужно обязательно верить.

Фото: Евгений Кузьмин.


Цитата
Анастасия Волочкова
Балерина, танцовщица, певица
Мне не хотелось быть клоуном, которого фотографируют на плакаты или используют в каких-то непонятных акциях.