г. Курган
(3522) 46-66-06
ЖУРНАЛ: CherAmi № 4 (63), ТЕМА: Бизнес

Расти большой

27.05.2016
Расти большой

История про строителя, который стал быков выращивать.

ТЕКСТ: Марина Кваш

Чтобы попасть в одно из четырех в стране хозяйств, где разводят племенной скот породы абердин-ангус, нужно преодолеть примерно 100 км от Кургана или столько же от Тюмени. Пересесть с городского автомобиля на потрепанный, но бодрый УАЗ и долго ехать по сельской дороге, еще не пришедшей в себя от весенних разливов. Если вы будете достаточно терпеливы, среди рощиц и влажных низин, в живописном уединении увидите потрясающую картину: черное море гладких, могучих спин у блестящей воды. Имя хозяйству дала Суерь – река, выходящая из Тобола и несущаяся на восток. Удивительно, почему об этом месте еще почти никто не писал?

Ангус – самая распространенная порода мясного скота в мире. Взглянем хотя бы на Северную Америку, известную своей первосортной говядиной: 274 тысячи голов черной масти и только 64 тысячи популярных у нас герефордов. Выведенные в XVII веке в шотландских холмах ангусы ценятся за нежное «мраморное» мясо (выход – 62–65%) и неприхотливость в быту, но в России еще 10 лет назад их разводили только в четырех регионах. Правда, к 2013-му уже в четырнадцати: приглядевшись к скороспелости, убойным и вкусовым качествам, наши в количестве повезли комолых быков и коров из Австралии, Канады и США.
В Белозерском районе Курганской области австралийские телочки и бычки (все – в соответствии высшим бонитировочным классам) появились в декабре 2008-го. В 2010-м хозяйство получило первый приплод, и к 2014-му поголовье выросло практически на 100%, составив 813 животных. Статус племрепродуктора, а затем и племенного завода позволил «Суери» обеспечивать фермеров генетически ценным материалом напрямую от американских производителей – криоконсервированное семя лучших представителей породы везли самолетами. Начали с Зауралья, продвинулись в Пермь, Тюмень, Челябинск, Новосибирск, завоевали авторитет у казахов, татар и башкир. А товарную часть стада стали отправлять в Брянск – на откорм в «Мираторг».
Земли на берегах Суери тянутся к горизонту широкими луговинами. С середины мая здесь, под открытым небом, будет жить все маточное поголовье – порядка 600 коров – с разновозрастными телятами. Все, что нужно для организации летнего содержания ангусов, – разделить территорию на участки, по которым скот будет перемещаться в процессе кормления, и поставить вагончик для пастухов. Говоря откровенно, ангусы не нуждаются в руководстве со стороны человека: эти животные не особенно ласковы, самодостаточны, склонны держать дистанцию, задумчиво разглядывая двуногих. Сами знают, что делать с возможной опасностью и с какой частотой менять часовых по периметру импровизированных «яслей» для детенышей. Подножный корм с мая по октябрь, сено, сенаж и толика концентрата зимой – вот, в общем-то, и вся формула. Правда, вместо местной травы высевают голландскую – самую лакомую и полезную. Для зимнего содержания животных в «Суери» построили помещения, но сегодня Валерий Шмаков, генеральный директор хозяйства, называет это излишеством: скажем, в Канаде ангусы в четырех стенах не бывают.

- Мы просто, когда начинали, еще до конца не знали, как здесь все делается, – объясняет Валерий. – Решение открыть завод было в некотором роде спонтанным. Я больше скажу: если бы у меня тогда было специальное образование, опыт работы в сельском хозяйстве, я бы десять раз подумал на такой шаг решиться.

Но бесстрашный прыжок в аграрии из строителей, как ни странно, удался. Оставив возведение нефтепроводов (компания Шмакова была единственным предприятием в Курганской и Челябинской областях, работавшей генподрядчиком на системе «Транснефть» с 2006-го по 2011 год), Валерий сосредоточился на земле. Влился в программу развития мясного скотоводства в России, предусматривавшую кредиты по системе агролизинга под удобную процентную ставку, и решил, что будет заниматься именно ангусами. И дело не только в том, что эта порода отличается высоким качеством мяса и оптимальным набором характеристик на уровне генов. По мнению Шмакова, она – прекрасная основа развития самой выгодной для России пастбищной технологии скотоводства.
- Сегодня в России уникальная ситуация: мы должны насытить страну мясом, – говорит Валерий. – Можно быстро построить свинарники и курятники – что там: взяли небольшой участок, закатали стены, – но с говядиной сложнее. Скотоводство – это, в первую очередь, территория, а где еще столько свободной земли, как у нас? При этом мясо скота, получающего все необходимые витамины традиционным способом, пасясь на траве, по вкусу, качеству и экологичности ни с каким другим не сравнится. Проблема только одна – наши кредиты.

- А селекция? Порода шотландская, привезена из Австралии, трава – голландская. У нас в стране вообще селекционная работа ведется? Как вы оцениваете ее уровень?

- Выше потребности. У нас есть хорошие специалисты, но они обогнали свое время. Чтобы повышать уровень селекционной работы, надо сначала развить систему фермеров, откормочников-фидлотов, поставить на ноги базу – товарные стада.

- Какой смысл формировать товарные стада в стране с зарплатой 15-20 тыс. рублей? Выбирая между стейком и курицей, среднестатистический потребитель выберет второе: денег ему хватит только на курицу.

- В туше есть и другие части, например лопатка. Если вопрос в том, чтобы получить наименьшую себестоимость при высоком качестве мяса, надо правильно подобрать технологию с учетом наших особенностей. «Мираторг» в Воронеже практически все скопировал с американцев, в то время как надо думать головой и смотреть, что будет экономически целесообразно и даст эффект. Вот почему мы обратили внимание на австралийские и новозеландские территории. Там многолетние травы, а в Америке – кукуруза. Пищеварительная система коровы рассчитана на траву, а не на зерно, с кукурузой она не справляется и болеет. А пастбищная корова питается тем, что для нее предусмотрено природой, и при этом затрат на уборочную технику требуется значительно меньше. Вложений много на первом этапе, но потом они окупаются. Наше хозяйство, к слову, за себестоимость уже вышло. Просто в России все еще думают мерками молочного производства, где сумасшедшие траты. А у нас все просто, щадяще, вдобавок мы обрабатываем территорию, которую зерновики никогда не возьмут.

- Какие у вас планы на 2016 год?

- Мы закрыли свои кредиты, собираемся просто спокойно работать. Конечно, производителям говядины нелегко: и тем, у кого большие стада, и тем, кто вложился в переработку. Даже в Америке, при их процентной ставке, окупаемость таких предприятий – порядка 20 лет. При нашей процентной ставке мы часто понимаем, что обеспечены долгами до конца жизни. И все-таки кто-то же должен этим заниматься, не так ли?

Особенность ангусов в том, что их можно содержать без крыши над головой круглый год. Они очень стойки к климатическим колебаниям – им не страшны ни морозы до -30, ни жара до +40. Зимой они обрастают шерстью, а летом сбрасывают ее.
В «Суери» полгода в теплый период стадо пасется на лугу на свободном выпасе, а затем на пять месяцев отправляется в помещения на теплую несменяемую подстилку из перегнившего навоза, соломы и опилок. Там животные греются и спят, без ограничений поедая высокоэнергетический корм с витаминными добавками. Так достигается неведомый для отечественного скотоводства показатель ежесуточного привеса – порядка 1,2 кг (норматив у нас 450 г). Племенные бычки и телки ангусов стоят очень дорого – больше 100 тысяч рублей. Товарное мясо принимается в живом весе, цена зависит от мастерства переговорщика и в иных случаях достигает 200 рублей за кг.///

 

 

Фото Сергея Гаврюшина.
 


ТЕГИ:  РЕПОРТАЖ