г. Курган
(3522) 46-66-06
ЖУРНАЛ: CherAmi № 3 (65), ТЕМА: Бизнес

Монетизация отходов

18.11.2016
Монетизация отходов

В нашей области, да и в России в целом, так мало предприятий, перерабатывающих отходы, что справляться с грандиозными объемами последних становится все сложнее. Мы посетили одно из них, чтобы доказать: зарабатывать на мусоре можно, более того - нужно.

ТЕКСТ: Елена Пылаева

Фрэнсис Бэкон писал: «Три вещи делают нацию великой и благоденствующей: плодоносная почва, деятельная промышленность и лёгкость передвижения людей и товаров». Наш современник Глеб Никитин, первый зам главы Минпромторга, называет промышленность «залогом развития во всех сферах». За четыреста лет, разделяющие Бэкона и Никитина, роль промышленности в жизни государства не изменилась, но в разы увеличился ее сопутствующий фактор – отходы. На сайте Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) указывают, что производство отходов во всем мире растет, опережая темпы их переработки и обезвреживания. Нужно учиться нейтрализовать злое альтер-эго промышленного прогресса, иначе нас ждут большие проблемы.

Тем временем мы отправляемся на площадку группы компаний «Экология», чтобы понять, как в Зауралье устроены сбор и утилизация промотходов.

Производственный участок размером с полгектара находится в черте города, на Омской. Тут же разместился головной офис группы компаний «Экология». Генеральный директор Иван Костенко встречает нас на улице и за 15 минут ломает шаблон о бизнесе «на отходах» как о чем-то неопрятном.
Движемся от гаража со спецтехникой к закрытому складу. Одну за одной минуем асфальтированные площадки. Позади остаются огромные посеребренные цистерны. Обывателю ничего не сигнализирует о том, что тут работают с отходами – от малоопасных до чрезвычайно опасных. На территории нет резких запахов и маслянистых пятен на земле. Не бросается в глаза даже мелкий сор вроде окурков. В какой степени жутко звучит «обезвреживание промышленных отходов», в той же степени внешне все выглядит цивилизованно.
Предприятие открылось в 2008 году, не в самое удачное время, но к 2012-му у него были лицензии на сбор, использование, обезвреживание, транспортировку и размещение отходов I-IV класса опасности. Сейчас в группу компаний «Экология» входят четыре организации и три подразделения: в Кургане, Челябинске и Екатеринбурге.
«В том закрытом складе, мимо которого мы проходили, хранятся твердые отходы, – поясняет Костенко. – Нефтесодержащие жидкости и растворы химических производств мы держим на открытом воздухе, вон там». Иван показывает в сторону асфальтированных площадок, где под навесом одна на одну составлены большие пластиковые канистры:
– Обратите внимание, как должны храниться отходы. Видите бетонное основание? Если что и прольется, то не уйдет в землю. Обваловка, похожая на высокий бордюр, тоже предотвращает утечку. Еще в этом году мы соорудили навес: зимой он защитит от снега.

Для части отходов участок на улице Омской только перевалочный пункт. Если нет оборудования или лицензии, «Экология» формирует партию и отправляет ее в европейскую часть России – подрядчикам. Однако нефтесодержащие жидкости, эмульсии, спирты, с которыми приходится сталкиваться чаще всего, обезвреживают тут же. По закону их разрешено хранить 11 месяцев. Обычно до уничтожения проходит около трех.
В Кургане в арсенале предприятия есть два аппарата – выпарная система и установка «Форсаж». Первая обезвоживает жидкие отходы до сухого или пастообразного остатка, отправляя дистиллят в атмосферу. Вторая – не что иное, как печь для уничтожения результатов выпаривания, а также твердых гальванических шламов, замасленной ветоши и опилок, медицинских отходов, отработанных сорбентов и фильтров.
Печь – не выше человеческого роста и стоит в отдельном, сооруженном именно для нее гараже. В запущенном состоянии в этом тесном помещении становится жарко, шумно и специфически пахнет. Но на улице уже почти ничего не чувствуешь. На основную бочкообразную камеру установлена вторая, гораздо меньших размеров. Главная при 750 градусах уничтожает отходы практически полностью. В результате образуется малоопасный шлак, объем которого не превышает 3-5% от исходной массы отходов. Токсичные газы – продукты сгорания – поступают в камеру дожига, где разрушаются под воздействием 1000°C, а труба высотой 1,7 метра рассеивает остатки выше приземного слоя воздуха, там, где нет людей.

– Разве нет ничего страшного, что это все происходит прямо в городе?
– Ничего. Концентрация остается в пределах допустимых норм.
– И часто к вам приезжают проверки?
– Ежегодно мы сами проводим замеры, а контролирующие органы посещают в среднем раз в два года.
– Вас предупреждают о визите?
– По-разному. Прокуратура, как правило, в известность не ставит. Те органы, у которых мы находимся в подведомстве, заранее сообщают о плановых проверках. В 2016-м нас уже инспектировал Росприроднадзор, когда мы получали очередную лицензию.

В настоящее время группа компаний готова к развитию «вглубь» и «вширь». Вглубь – это дооснащение оборудованием существующих площадок и освоение новых технологий обезвреживания и утилизации отходов.
– Сейчас мы покупаем мощный вакуумный аппарат. Тот, который я вам показывал, маленький, экспериментальный, а производительность нового – до 10 тонн в час. К тому же он сможет работать с агрессивными средами и нейтрализовать кислоты и щелочи.

Также «Экология» берет курс на переработку отходов, а именно извлечение полезных компонентов из опасных технических растворов и электролитов. Они содержат несколько видов металлов: никель, свинец, хром, медь, цинк, олово и др. Иван говорит, что покупателей на них найти несложно, а перспектива развития направления в России – огромна. В Японии, например, из отходов достают чуть ли не все элементы, которые можно использовать повторно. Такова философия «моттаинай»: «Не выкидывай, пока не использовал полностью». В Стране восходящего солнца такой принцип относится к любому мусору и отходам – промышленным и бытовым. РФ с огромной территорией и богатыми недрами психология бережного отношения к природе пока чужда. Тем не менее, Костенко считает, что вторичная переработка картона, бумаги, резины, полиэтилена и полипропилена в той или иной степени уже действует.
– Поэтому мы ориентированы в сторону отходов посложнее: гальваника, шламы химических производств. Это чистый рынок. К тому же, выбирая переработчика, предприятия в первую очередь обращают внимание на стоимость услуг. Если мы освоим утилизацию, то за счет продажи извлекаемого сырья позволим себе снизить цену для заводов. Соответственно, на рынке мы будем смотреться более выгодно.

Экономический спад не оставил в стороне и сферу, связанную с промышленными отходами. Однако Костенко отмечает, что тот, первый, кризис, на который выпало рождение предприятия, был жестче:
– Я помню, как приходилось соглашаться на взаимозачеты. Мы предоставляли услуги, а нам отдавали продукцию, которую в дальнейшем мы и реализовывали. Сейчас такого нет. Все с деньгами, но рассчитываются медленно. Трехмесячная отсрочка платежа стала самой серьезной проблемой. К тому же упали объемы производств и, следовательно, количество отходов.
Противодействовать кризису на «Экологии» стремятся, не только увеличивая список услуг, но и географическим движением «вширь». Сейчас группа компаний, имея площадки в УрФО, ведет деятельность на всей территории страны. Повышенное внимание уделяют Северу. В прошлом году начали работать с ХМАО и ЯНАО, но открывать постоянные площадки там не видят резона:
– Большая часть оборудования не рассчитана на суровые климатические условия (например, «Форсаж» работает при температуре до -20 – прим. ред). К тому же расстояния между городами такие, что становится малорентабельным свозить отходы в одну точку там. Мы планируем заходить на месторождение, заключать годовой контракт и устанавливать мобильное оборудование, а в Курган или Екатеринбург доставлять то, что нет возможности уничтожить на месте.

Интересы «Экологии» распространяются и на юг – в Краснодар. Близость к порту Новороссийск, развитая промышленность, в том числе нефтепереработка – есть где развернуться. Пока в южных краях открыто только представительство курганской компании, идет сбор информации, но итог будет скорее положительным. По словам Ивана Костенко, рынок свободен. Даже в Зауралье конкурентная борьба за клиента практически отсутствует. В российских масштабах картина та же. Сегодня в числе партнеров группы компаний «Экология» не только местные заводы и организации – «Курганстальмост», «Курганхиммаш», «Курганприбор», «Курганский мясокомбинат», но и очень громкие имена: ОАО «РЖД», ОАО «Челябинский трубопрокатный завод», ОАО «Газпром», группа компаний «Шлюмберже», «Транснефть Урал» и другие.

Фото: Евгений Кузьмин

 


ТЕГИ:  РЕПОРТАЖ  /  ИНТЕРВЬЮ