г. Курган
(3522) 46-66-06
ЖУРНАЛ: CherAmi № 1 (66), ТЕМА: Бизнес

Окно в Европу

14.03.2017
Окно в Европу

#курган

Как швейцарец французских коров на русской земле растит

 

ТЕКСТ: Анастасия Мазеина

«Записывай: село Бугровое, Звериноголовский район, примерно в 150 км от города. Там ферма. Выращивают КРС мясных пород – абердин ангус и шароле. Директор – Андрей Игумнов, его номер телефона у тебя есть... Есть, только что эсэмэской скинула. Инвестор – Виктор Болль. Он из Швейцарии, но видит перспективы развития сельского хозяйства в нашей стране... Вот завтра сама и спросишь. В восемь к ним приедет мэр... Да, утра. Значит, выехать надо в шесть, максимум полседьмого. Ему проведут экскурсию, тоже посмотришь. Затем пообщаешься... Не нужен тебе переводчик, Болль свободно говорит на русском. Возьми фотографа, деньги на бензин под клавиатурой». Тут звонок главного редактора прерывается, в воздухе повисает вопрос: «Мэр-то им зачем?..»

Едем. В дороге строим предположения, то и дело отмечая, что ни одна машина представительского класса нас на трассе не обгоняла – возможно, есть фора во времени, чтобы вникнуть в курс дела.

***

- Мы ищем участок площадью три тысячи квадратных метров – в городе или в его пределах, – рассказывают встречающие журналистов мужчины. – Обратились в администрацию, чтобы узнать, какие предложения есть. И пригласили Сергея Владимировича познакомиться, показать, что крепко стоим на ногах и заходим с самыми серьезными намерениями.
Какими именно, мы спросить не успели – глава Кургана подъехал буквально через пару минут вслед за нами. А посему – обозреваем владения.

9000 гектаров пастбищной территории, 5000 гектаров пашни, 18 гектаров коммерческой земли и – заново отстроенный комплекс для содержания КРС. Когда-то здесь была молочная ферма – наследие советских времен. Сколько лет она простояла заброшенной – посчитать не берутся: сгнило все, остались лишь стены, но и они начали осыпаться со временем. Пришлось укреплять.
- Мне все говорили: с ума сошел, так даже дома не строят, – комментирует Болль. – Ну и что, отвечал, будет эксклюзивный дом для коров.
Дом для французских и шотландских коров, построенный на русской земле по швейцарским технологиям... Там, за рубежом, Виктор – владелец строительной компании Swiss Business City AG. Частные коттеджи, виллы, шале, многоэтажные здания, коммерческая недвижимость – склады, офисы, магазины; сегодня его команда работает над крупным проектом медицинской клиники между Берном и Цюрихом. Естественно, накопленный опыт сказался на видении того, какой должна быть новая ферма.
Если пол, то обязательно утепленный, выровненный, без сколов и трещин, со сливами из оцинкованной стали (это помещение предназначено для обработки скота, и чистота здесь – требование норм санбезопасности). Если печь для котельной, то длительного горения с высоким КПД и низким потреблением топлива. Освещение – исключительно энергосберегающими светодиодными лампами. Подача воды в поилки животных – автоматическая.

С последней, к слову, были проблемы: вода рядом с базой очень соленая, до ближайшего питьевого источника – 300 м, пришлось копать траншею, прокладывать трубы. Сейчас предприятие оформляет в собственность водонапорную башню: скважину уже пробурили, экспертизу качества провели – как только документы будут готовы, смогут обеспечивать чистой водой все Бугровое. Население в нем – чуть меньше двухсот человек.

***

- Это лишь первая очередь строительства, – продолжают наши экскурсоводы. – Корпус в 2100 кв. м рассчитан на 500 голов. Как только сойдет снег, приступим к возведению второго, точно такого же по размеру. И к концу 2018-го сможем держать здесь уже тысячу голов. По крайней мере, именно такую цель мы поставили перед собой.
- Сколько у вас их сегодня?
- Около 150. В сентябре 2015-го привезли 62 нетели блэк ангус (Виктор категорически отказывается называть их абердинами – европейская привычка) и 20 шароле. Боролись за них. Нам говорили: закупать только в области. Но здесь очень много больного скота. Мы знали об этом и категорически не желали рисковать. Договорились с Краснодарским краем. Чистый племенной скот, все сертификаты, свидетельства есть. Следим за его здоровьем. Это важно, поскольку мы рассчитываем на биопродукт и хотим поставлять качественное, экологически чистое мясо. Оглянитесь вокруг: ни индустрии, ни промышленности, одни луга и поля – создай условия и работай...

Я отвлекаюсь от разговора и наблюдаю, как медленно и степенно из распашных ворот, почти задевая крестцом верхний наличник, выходит кремово-белая... баржа. Не знаю, понравилось бы этой красавице столь нелестное для нее сравнение, но другое не приходит на ум. Мощная...
- Больше девятисот килограммов, – подсказывает Андрей. – Черные, а их дружелюбными не назовешь, разбегаются, когда идут шароле. В Европе – супершароле, и это имя они получили недаром. Хотя нрав у них очень спокойный.
- Показное... – на всякий случай решаю я, переключая внимание на кажущегося более безобидным теленка.
- Сравните, во-о-н тот ангус и этот шароле родились в один месяц, а разница ощутимая. Да и по интенсивности развития они отличаются: первые растут до 1,8-2 лет и останавливаются, начинают засаливаться. Вторые до 2,5 лет набирают в весе: мясо и только мясо. Это более постная говядина, но тоже имеет мраморные свойства. Абердины на втором месте по мраморности, первое у японских пород – вагю. Но опять же все зависит от рациона (нужно ставить на трехмесячный зерновой откорм, чтобы появилась жировая прослойка) и, конечно, от условий содержания. Что тем, что другим холода нипочем. Часто этот факт выдают за преимущество пород: мол, не нужно содержать в тепле, а значит, и строить капитальное здание, что требует огромных вложений. Но в мороз любой скот несет потери: много энергии уходит на поддержание температуры тела и жировые клетки сжигаются.


- Мраморность теряется, – подхватывает Болль. – Пробуешь стейк от таких бычков, вроде бы и порода та же, но нет той сочности, нежности, которые дают жировые вкрапления, делающие мясо по виду похожим на мрамор, а по вкусу восхитительным, как... Трудно подобрать сравнение. Да и зачем? Надо просто жарить, есть и удивляться))) Вот почему мы инвестируем в строительство. Летом скот на вольном выпасе, зимой – на беспривязном содержании. Животные сами чувствуют: замерзли – зашли погреться, полежать на глубокой подстилке, проголодались – вышли на выгульный двор. Так организм работает правильно. И мясо получается идеальным.

Абердин-ангусы нам уже знакомы: предприятия Курганской области, разводящие скот мясного направления, в основном делают ставку на герефордов и этих комолых бычков черной масти. А вот шароле в нашем регионе впервые. Во Франции, откуда происходит порода, ее численность составляет 1 млн 750 животных. Сравните: по данным Росстата, на октябрь 2016 года в России насчитывалось 1 млн 700 тыс. голов крупного рогатого скота всех мясных пород вместе взятых... Селекционеры говорят, что нет страны с развитым скотоводством, где бы не было шароле. Они считаются исключительно прибыльными, поскольку неприхотливы в еде, имеют хорошую конверсию корма, экстремальные суточные привесы, в летнее время доходящие до 1,5 кг в день, способность адаптироваться к любому климату, покладистый характер. И, естественно, славятся мясом высоких стандартов. Однако в сети всплывает информация и о недостатке породы: «При рождении телята тяжеловаты – весят 40-45 кг. И пастбищный выгул для стельной коровы опасен – не сможет разродиться, есть риск потерять обоих», – пишет один из пользователей. «Но мы планируем сроки, – развенчивают его опасения наши герои. – Отел начинается с октября и длится до марта. В это время животные находятся в базе, под ежедневным контролем. При необходимости помощь оказывается незамедлительно». Да и французы им вторят: «Шароле – это гарантия получения одного теленка на корову в год. При правильном подходе 93% отелов проходит без каких-либо затруднений».

***

- А почему вы не занялись сельским хозяйством в Швейцарии? – любопытствую я.
- Там такие специалисты, – смеется Болль. – Куда мне с ними тягаться))
- Но вы общаетесь, перенимаете опыт?
- Конечно. Фермеры с удовольствием приглашают в гости. Да и мне уже есть что показать: сейчас у нас на территории восемь камер видеонаблюдения, планируем еще восемь поставить. Когда меня спрашивают: «Как там у тебя?», нажимаю кнопку, смотрите: это Россия, Сибирь...
- Бугровое. Как вы оказались именно в нем?
- Жизнь так сложилась. У меня здесь отец.

Виктор родился и вырос в Северном Казахстане. Отслужил срочную военную службу в Нагорном Карабахе, застав военные действия. И почти сразу, в 91 году, уехал вместе с мамой в Германию. В Швейцарию перебрался позже, лет десять назад: «Там интереснее и больше перспектив». Его отец, Виктор Тимофеевич Кравцов, вынужденно оставив кооператив по разведению и отлову рыбы, продав звероферму с поголовьем в шесть тысяч зверьков норки и песца, перевез вторую семью в приграничное Бугровое. Распад СССР, политическая нестабильность... – и успешный предприниматель влился в массовый миграционный отток. Уже потом стало известно, что когда-то передовое хозяйство, неоднократно признанное лучшим по обработке и выделке меха, прекратило свое существование буквально через полгода. А вот рыба в озерах живет до сих пор...
Но узнал обо всем этом Виктор не сразу: «Мы потерялись. Нашлись только в 97-м году. Тогда я впервые приехал в гости к отцу». И, естественно, обратил внимание на сотни гектаров невозделываемых земель: активному, работящему человеку было где развернуться.
Именно поэтому, когда в 2000 году Виктор Тимофеевич поднял на семейном совете вопрос о покупке недвижимости, ранее принадлежащей обанкротившемуся колхозу им. Калинина, старший сын ни секунды не сомневался: будем приобретать. Так Кравцов занялся свиноводством и разведением молочных коров. К 2004 году в хозяйстве уже насчитывалось 200 голов КРС и 600 поросят на откорм.
- Он у нас пробивной, – с теплотой отзывается об отце Болль. – И сердце, и голова всего – управляющий. Колоссальный жизненный опыт, неиссякаемый оптимизм. Он большой патриот своей страны и меня заразил желанием работать на этой земле: кровь из носа, сказал, но ты должен быть здесь, это наше дело, нужно его продолжать.
- Значит, вы здесь давно?
- В 2007 году я решил начать сольный проект: ООО «Кравцов и сыновья» – для разведения племенных пород мясного направления.
- Но движение началось только в 2015-м.
- До этого – катастрофа. Оформление земель, межевания, переоценки. Документы утеряны, приходится восстанавливать. Все через суды, они длятся годами. Основная сложность – регистрация в собственность. Живя за границей, я привык, что все должно быть свое, чтобы инвестировать деньги. Но даже предположить не мог, сколько лет окажутся вычеркнутыми из жизни. В Европе я, чужой человек, смог большего добиться: никто ведь меня не ждал, на блюдечке ничего не принес, однако я выстроил бизнес. Здесь же система так тяжело шевелится, такие препятствия создаются... Даже при наличии капитала мы сделали, по сути, лишь первый шаг. То, что вы сегодня увидели, по-хорошему должно быть готово лет 10 назад. А мы только сейчас навели порядок. Во многом это заслуга Андрея. Я уже хотел было опустить руки, сдаться, но судьба с ним свела. Со сколькими раньше общался – юристы, налоговые советники, консультанты – я их не понимал. А тут в один момент дело сдвинулось с мертвой точки. Вот что значит – молодое поколение, свежий взгляд...

История этого знакомства тоже весьма любопытная. Андрей – экономист по специальности «Управление имущественных предприятий». После окончания челябинского института уехал в Новосибирск, где занимался в основном составлением бизнес-планов для фермеров. Но поскольку сам родом из Петухово, не терял связей с Курганской областью, консультируя земляков по телефону или сети. Виктор обратился к нему с тем же самым: за расчетом финансовых показателей эффективности своего проекта. Они встретились, пообщались – и вот уже два года работают вместе. «Не все же время писать, надо и самому попробовать, тем более что сельское хозяйство меня привлекало с детства», – признается Андрей, добавляя: «Должен признать, производство на бумаге и в жизни – совершенно разные вещи. Теперь у меня есть представление о реальности». Реальности, как всегда, далекой от идеала. В прошлом году Игумнов подал заявку для получения гранта на закупку скота и был уверен в успехе. Но, к своему удивлению, получил отказ:
- Нам даже документы не подписали. К сожалению, так и не объяснив причин. В этом году снова попробуем.
- Я думала, вы будете увеличивать поголовье за счет воспроизводства собственного стада.
- Это естественно, только, согласитесь, долго))) А так, конечно, мы работаем и в этом направлении. Недавно наш ветеринар прошел обучение и получил сертификат осеменатора. Удобно, когда в хозяйстве свой специалист. Если ты заказываешь услуги стороннего, он приезжает на день и за три-четыре часа всех коров через станок прогоняет, а это стресс для животных, поэтому и приживаемость низкая. Когда у тебя свой техник, «пустышек» нет: увидел, что корова в стороне загуляла, завел ее спокойно – другие не нервничают. Более того, мы заключили договор с «Курганплемсервисом» и теперь открываем на базе нашего предприятия центр искусственного осеменения, будем по заявкам выезжать в личные подсобные хозяйства.
- Планируете продавать на племя?
- Обязательно. Мы уже сейчас выбираем партнеров: скот редкий, и хотелось бы, чтобы человек, заинтересовавшийся им, был порядочным, чтобы у него были желание, понимание, как работать с животными. Неделю назад к нам приезжала семья: женщина увидела шароле – влюбилась. Ее даже потрясывало от восторга. Выбрала себе бычка, уже безошибочно узнает его из толпы: «Мой самый красивый»))) Ждет, когда подрастет. Мы же молоко вообще не забираем, телята на подсосе до 300-350 кг.

В ШВЕЙЦАРИИ СУЩЕСТВУЕТ ПОВЕРЬЕ – КОЛОКОЛА, ИЗДРЕВЛЕ УКРАШАЮЩИЕ ШЕИ АЛЬПИЙСКИХ БУРЕНОК, ПРИНОСЯТ УДАЧУ И ОТГОНЯЮТ ЗЛЫХ ДУХОВ. ЕСТЬ У НИХ И БОЛЕЕ ПРАГМАТИЧНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ – ОПОВЕЩАТЬ ФЕРМЕРОВ, ГДЕ НАХОДИТСЯ СТАДО, ВСЕ ЛИ С НИМ ХОРОШО: ЕСЛИ МЕРНОЕ ЗВУЧАНИЕ СМЕНЯЕТСЯ ТРЕВОЖНЫМ ПЕРЕЗВОНОМ – КОРОВЫ В ОПАСНОСТИ, ТИШИНА – ПОВОД ПРЕДПОЛАГАТЬ БЕДУ. ВИКТОР БОЛЛЬ ВВЕЛ ТРАДИЦИЮ: ПРИВОЗИТЬ ПО ОДНОМУ KUHGLOCKE КАЖДЫЙ ГОД С МОМЕНТА, КОГДА НАЧАЛ ЗАНИМАТЬСЯ ЖИВОТНОВОДСТВОМ В РОССИИ.

***

- В следующий раз я к вам с внучком приеду: белых коров показать, – прощается мэр.
- Летом, – провожает Болль гостя. – Природа здесь потрясающая. Если получится, мы к тому времени альпаков завезем. Вот уж кто точно понравится детям. Шерсть этих животных высоко ценится в мире: она в семь раз теплее шерсти овцы, не вызывает никакой аллергии, и цветовая гамма богатая – больше восьми оттенков, – мне интересно попробовать разводить их. А еще канадских бизонов. Дикие, агрессивные, как волки, их невозможно приручить, лишь содержать в специальном вольере. Зато мясо полезное – с низким содержанием холестерина. Можно будет и охоту организовать...

Разговор перетекает в обсуждение свободных для строительства территорий Кургана: и в Заозерном, и где-то на выезде «с юга от трассы»... Я не прислушиваюсь: складываю два и два. Если предприятие занимается разведением мясных пород и ищет в городе площадку для инвестиций, зачем она нужна? Правильно. Для реализации своего продукта.
- Производственный цех, фермерская лавка с элитной говядиной, небольшой гриль-хаус обязательно с пивным двориком, – подтверждает мою догадку Болль. – Сколько я ни ездил по миру, ни разу не ел такого стейка, как в Испании. У меня там есть знакомые повара, они готовы приехать, обучить технологии выдержки мяса – сухое созревание, когда оно до 6-7 недель просто висит, обдувается, внутри происходит ферментация, дающая совсем другой вкус.
- И вы считаете, этот проект будет востребован?
- Почему нет? На каждое предложение есть свой спрос. Наш плюс еще в том, что частично мы будем экспортировать продукцию. Это открытая возможность: Швейцария не входит в ЕС, она не ввела санкций против России, на нее не распространилось и ответное эмбарго. Наработки по заказам у нас уже есть. Существуют группы Delicatessen – по-русски «лучшие из лучших». Они не занимаются массовыми поставками, работают только с конкретными хозяйствами, гарантирующими качество сырья, и предлагают стейки из Японии, США... А вот сибирского стейка ни у кого еще нет. Будем раскручивать свой бренд под маркой «KuS».
К тому же и в нашей стране большая нехватка качественного мяса. В то время как требовательный покупатель понимает, в чем разница между вырезкой, полученной от мясных бычков, и от коров, отработавших свое на молочной ферме.

- Нашей? Вы говорите о России?
- Конечно. Мы не ограничиваем себя рамками только Кургана и области. Рассматриваем франчайзинговую систему. Допустим, мои хорошие друзья в Краснодаре сейчас строят горнолыжную базу. Там будет большой поток туристов. И мы обязательно выйдем на этот рынок.
- А вас не останавливает экономический кризис в стране?
- Нет. Во-первых, мы не завязаны на кредитах. Во-вторых, я смотрю на свой бизнес глобально. Здесь я занимаюсь животноводством, там – строительством – и держу деньги в разной валюте. Моя задача контролировать ее движение. Изменение курса только играет на руку.
- Но, с другой стороны, уровень потребления падает, как и платежеспособность населения. И выбор между стейком и курицей будет явно не в пользу первого.
- Но ведь стейк – только 10% от туши. Есть и другие части, более доступные по цене. Их тоже можно будет купить у нас. К тому же люди, побывавшие за границей, попробовавшие настоящий стейк, себе в удовольствии не откажут. Они понимают, что это люксус, премиальный продукт. Он стоит своих денег, при условии, что приготовлен из высококачественного мяса, и приготовлен правильно.
- Прокомментируйте цитату: «В среднем по стране рентабельность у производителей говядины отрицательная, а у крупных компаний – на уровне 3-5%».
- Конечно, о рентабельности своего предприятия я пока говорить не могу. Сейчас мы только инвестируем, наращиваем объемы. Но я уверен, когда мы выйдем на проектную мощность, цифра будет гораздо выше озвученной вами. Все зависит от количества – сколько мы получим в убойном весе, от реализации – как мы мясо будем продавать. Давайте встретимся через пару лет, когда мы начнем по-настоящему бить, и я вам обещаю, наш пример докажет: мясное животноводство в России может быть выгодным.

Больше информации на сайте: www.kus4.ru

Фото: Евгений Кузьмин


ТЕГИ:  РЕПОРТАЖ