г. Курган
(3522) 46-66-06
ЖУРНАЛ: CherAmi № 1 (66), ТЕМА: Бизнес

Золотые слова

14.03.2017
Золотые слова

Немного о вечных ценностях
#курган

ТЕКСТ: Марина Кваш

Как в старой песне поется? Лучшие друзья девушек – это бриллианты. Но давайте проясним ситуацию: не только бриллианты, но и золото, не только девушек, но и кого угодно. Ювелирные изделия – это и веское доказательство любви, и инвестиция с отложенным сроком действия. Наталья Гольдберг и Светлана Богатырева, совладелицы салонов «Русские самоцветы» в Кургане и официальные представители завода им. Карла Фаберже (Санкт-Петербург), рассказали, что стало с ценой на золото в 2014 году и как пользоваться этим металлом, чтобы сберегать средства.

Май 2014 года, на улице Коли Мяготина, рядом с ЗАГСом, появляется небольшой магазин, предлагающий обручальные кольца. Взыскательный ювелирный мир приглядывается к «новичку» и видит хорошо знакомое лицо – Наталью Гольдберг знают в отрасли более 20 лет. Знают и уважают за безупречный вкус и глубокое знание рынка. Проработку финансовой стратегии бизнеса берет на себя экономист и профессиональный бухгалтер Светлана Богатырева. Второй и третий свои магазины они открывают уже по франшизе завода «Русские самоцветы». Когда взлетает цена на золото, а уровень жизни в стране, наоборот, падает, этому дуэту удается чувствовать под собой землю. «Это все батарейка Натальи Павловны, – считает Светлана Сергеевна. – И неиссякаемый фонтан идей».

Наталья Гольдберг: Мы просто ходим по магазинам и смотрим, что предлагают. Собственники, как правило, не занимаются подбором ассортимента, это вкусовые предпочтения товароведов. Начиная свой бизнес, мы запускали такие ювелирные линии, выставляли такие изделия, которых в городе нет. И продолжаем делать это сегодня. У нас постоянно действуют выставки премиальных товаров, предлагаются штучные авторские работы ведущих ювелирных фирм.
Стало сложно продавать простое «фианитовое» золото и безкаменную группу. Покупатель привык, что она должна стоить тысяч пять, а теперь это цена серебра. У людей не осталось денег на ювелирные изделия, а покупать их, дарить все равно хочется. Началась эра серебра, ориентируем на него: по эстетическим качествам это равноценный золоту ювелирный металл, и в новом магазине на Ленина мы широко его представляем. Работать-то надо, обязательств много. Себе ничего не остается: все пускаем в развитие.
Светлана Богатырева: Оборачиваемость ювелирных изделий – 2,5-3 года в хорошей экономической ситуации. В нынешней – около 3-5 лет. Мы три года подряд показываем положительную динамику и, я считаю, работаем неплохо. Да, ждать особой прибыли рано. Но есть и плюс: ювелирные изделия – не скоропорт, как продукты, они лежат на прилавке и дорожают сами по себе. Конечно, при этом количество денег в кошельках покупателей не растет. Поэтому надо внимательно выстраивать ценовую политику и чутко держать баланс…
Наталья Гольдберг: …привозить что-то новенькое, чего нет ни у кого. Например, у нас есть посудная витрина: столовое серебро по разработкам Фаберже, хранящимся в императорских музеях. Такое же, каким пользовались Романовы, начиная с екатерининских времен!
Для нас нет ничего невозможного в ювелирной отрасли. Мы охотно работаем на заказ. Случается, продавцы ювелирных салонов отказываются это делать: они должны отправить заказ товароведу, который покупателя в жизни не видел. Мы же берем 50% предоплаты – знаем, что, оставив даже 100 руб., человек вернется, – формируем корзину, раз в неделю ездим в Екатеринбург. Заказы на серебро привозим без предоплаты – все выкупают. Золота таким образом тоже продаем много. Транспортные расходы оплачиваем сами, наценку делаем небольшой. В результате изделия стоят в разы дешевле, клиентам это нравится.

- Расскажите, как менялся российский ювелирный рынок за последние пять лет?
Светлана Богатырева: Он был стабилен даже в самые тяжелые времена, которые мы называем кризисными, начиная с 2008-09 годов. Всегда появлялись интересные коллекции. Золото росло в цене постоянно, пока в 2014-м не изменился курс доллара, и мы стали иметь на поверку в два раза меньше денег. Золото – валютный товар, как любой металл, привязанный к бирже и в том числе к цене Банка России. И вот тогда рынок жестко просел: цены на ювелирные изделия стали непомерно высокими, и произошел резкий сдвиг на серебро. «Эра серебра» означает, что серебряные изделия формируют оборот. И если перевести их стоимость в цену за грамм, этот металл тоже больше не дешев.

- Сколько в рознице сегодня стоят золото и серебро?
Светлана Богатырева: Серебро – от 180 до 500 руб. за грамм. Золото – от 2800 до 5100 руб. Колебания зависят, во-первых, от поставщиков, во-вторых, от наценки, она бывает и 100%, и 200%, и 500%. Если магазин делает 50% скидки, у него изначально огромные наценки, где-нибудь 400%. Это коммерческий ход. Никто не будет работать себе в минус и устраивать фестивали невиданной щедрости.

- А как ведет себя цена на золото на мировых рынках?
Светлана Богатырева: Или падает, или стоит ровно. По последним торгам полгода стояла на месте.
Наталья Гольдберг: В кризисные моменты цена на бирже всегда подскакивала. Золото – инструмент, помогающий сберегать средства. Доллар покупать невыгодно: он дорогой. И с 2002-го по 2008 год были периоды бурного роста, потом то же самое – в 2010-2011 годах. Доходило до 2000 долларов за унцию. Потом рост остановился и стал колебаться – 1200, 1300, 1250, 1200, 1195 долларов. Боятся, что упадет до 1000.

- Для вас это хорошо?
Светлана Богатырева: Для нас как для розницы это никак: производители будут держать свои цены. Рекламами, магазинами, умением продавать они приучили покупателя к пониманию: золото – дорогое. Его все равно берут. Оно может падать на бирже, и оптовики будут покупать его дешевле, но сами не сдвинутся с места. У них тоже обязательства, огромные энерго- и трудоемкие производства. Колебания биржевой цены для них как щекотка, они на нее не реагируют.
Наталья Гольдберг: Тем более их цель – сверхприбыль. И чтобы это было ощутимо для производства, нужно на протяжении длительного периода покупать дешевое золото. А когда цена опускается на два месяца, а потом опять поднимается... Это же машина, неповоротливая, чтобы реагировать моментально.

- В сентябре 2011-го тройская унция стоила почти 2000 долларов. Сегодня я посмотрела котировки – будем считать 1200. Падение произошло на 40%. Неужели цена на прилавках вообще не упала?
Светлана Богатырева: Нам биржа неинтересна. Нам интересно, как торгуют Сбербанк и аффинажные заводы: пожалуй, это лучшие варианты купить золото легально. Он ежедневно устанавливает такую цену в рублях, какую считает нужной. В соответствии с позицией Центробанка. Поэтому нам без разницы, упала ли биржевая цена на золото. Но если она начнет подниматься в Лондоне, то подскочит везде. Вот почему производители держатся до последнего. И почему существует «золотой обмен» – предложения продать старое золото и купить новое. Сейчас меняют даже серебро («серебряный обмен»).

- Всегда было интересно, что вы потом с ним делаете.
Светлана Богатырева: Аффинируем, передаем производителю, потом из этого металла нам изготавливают новые изделия. Это выгодно всем, поэтому свободного металла на рынке мало. Конечно, не бывает так: грамм отдал – грамм забрал, 6% отдаешь за угар. То есть получаешь меньше металла и платишь за это, но сделка остается выгодной.

- Вы видите какие-то положительные изменения на рынке?
Наталья Гольдберг: Мне нравится, что у оптовиков постоянно появляется что-то новое. Особенно мы любим работать с теми, кто предлагает не просто товар. Например, SOKOLOV высылает бренд-стойки, буклеты – европейский уровень сопровождения изделий. Выдается еще и индивидуальная упаковка, человеку будет приятно получить не просто мешочек из полиэтилена. Но мы, кстати, всегда выдаем товар в фирменных пакетах поставщиков.
Светлана Богатырева: А мне нравится, что оптовики помогают рознице. Здорово, что производители понимают важность создания рынка розничных покупателей, сами едут с товаром. Со многими ювелирными фирмами говорим о необходимости рассрочки и встречаем полное понимание.

- Есть ли у вас в продаже изделия, которые можно рассматривать как инвестиции?
Наталья Гольдберг: Конечно, их много. У нас хорошие цены на бриллианты: «Русские самоцветы» не повышали их с 2014 года. Мы работаем и с другими поставщиками: скажем, сейчас ждем выставку от «Смоленских бриллиантов», пришли великолепные камни от «Эстета», «Кахолонга», «Карата», «Каста». Разумеется, их используют как инвестиции. Чтобы из угля родился алмаз, нужен миллиард лет. Приятно носить на себе такое чудо. Наценку мы делаем небольшую. Когда клиенты заходят на сайты заводов и смотрят, сколько это стоит в интернет-магазине, они приходят в восторг от нашей цены.

- Есть мнение, что через 50 лет ни золота, ни алмазов, ни полудрагоценных камней добываться не будет: запасы истощаются. 50% добычи золота идет на промышленность. Любой гаджет, ракета, самолет, автомобиль – везде припой из драгметаллов. Значит, стоимость существующих украшений должна измениться. Вы согласны?
Наталья Гольдберг: Думаю, никто не может сказать с точностью, через сколько лет.

- Но раньше старатели мыли золото, а сейчас его добывают из руды: около 5-7 граммов на тонну переработанного материала. Осваиваются месторождения, когда-то считавшиеся неэффективными, долго остававшиеся без внимания. Потому что те, где процент содержания золота в руде был выше, уже разработаны. Вот я и спрашиваю: что дальше?
Светлана Богатырева: По-новому возьмутся за отвалы, хотя там практически ничего нет. Поэтому и можно сказать с уверенностью, что ювелирные украшения – инвестиции.
Наталья Гольдберг: У них есть определенная нарицательная стоимость. Это долгоиграющее приобретение. Если покупаешь колечко дочери на 18 лет, а потом она дарит его внучке, стоимость этого колечка в конце концов будет принципиально другой. Мы размышляли о том, когда украшение становится инвестицией. Порог – примерно 100 000 рублей. Есть изделия, которые подешевеют на 25% сразу за крыльцом магазина. Те, что продаются по цене металла, потому что камни в них слишком мелкие или синтетические. Но есть и такие, где оценивается камень, а цена золота уже не имеет значения.
Светлана Богатырева: Если у тебя есть золотое украшение, ты не останешься без куска хлеба. Я не знаю другого товара, который можно моментально обменять на деньги соразмерно реальной стоимости. У золота всегда высокая покупная и достаточная приемная цена в рознице. Когда грамм в ломбардах – 1500 руб., это неплохо. Если у тебя кольцо граммов на пять, это даст возможность продержаться в черный день. Это тоже можно назвать инвестицией, только короткой. Конечно, не в том случае, если ты сегодня купил это кольцо по 5000 за грамм, а сдаешь послезавтра за 1500. Должно пройти какое-то время. Допустим, в 2014 году это же самое кольцо в рознице могло стоить 1100 руб. за грамм.
Наталья Гольдберг: Мы со Светой тоже начинали бизнес в 2014-м. И если сейчас захотим закрыть все и закопать под яблонькой, пойдем в ломбард, сдадим наше золото и уложимся в те же самые деньги. Прибыли не будет, но ничего и не потеряем. А прошло меньше трех лет. Для отдельно взятого человека так же: если золото подорожало, то не только на прилавках, но и у него.

- В 2015 году депутаты Госдумы приняли закон, обязующий ювелирные магазины указывать на ярлыках происхождение камня в изделии: синтетический он или натуральный. Эта мера защищает покупателя? Или продавцы продолжают сбывать синтетические камни под видом натуральных?
Наталья Гольдберг: Продолжают конечно. Взять, например, топаз-ситал. Кто знает, что такое ситал? Открываем интернет: стекло. Так и пишите, что это синтетика. Шикарная синтетика: таких цветов в природе не существует. Изумительные характеристики оттенков, прозрачности, игры света, когда угол падения равен углу отражения... Технологии великолепны. Что же касается натуральных топазов, они яркие, совершенно прозрачные… Но мы понимаем: если камень сформировался в земле, он не может быть идеальным. Поэтому его облагораживают, и мало того, что сам натуральный материал дорогой, эта работа тоже затратна.
Светлана Богатырева: Дело в том, что продавцы способны отличить синтетику по цене. Они считают, что и покупатель должен в этом разбираться, понимать: если сумма невелика, перед тобой не настоящий топаз. Это не слишком порядочный маркетинговый ход.
Наталья Гольдберг: А вообще у нас же каменный пояс, люди любят натуральные камни – от яшмы до сердолика. Интерес к ним – непререкаемый, не меняющийся со временем. Завод «Русские самоцветы» использует только натуральные минералы, и каждое изделие имеет индивидуальный номер, который указан на ярлыке и пробит на металле.

- Расскажите о тенденциях ювелирной моды. Что сейчас на пике?
Наталья Гольдберг: То, что показывают в онлайн-магазинах: далеко не лучший товар по огромной цене – не меньше 2000 руб. за грамм серебра. Но визуальный ряд сильный: люди платят вдобавок за пересылку, страховку и сидят страшно довольные, пока не получат посылку.
Это если шутить. Но если серьезно, самые модные изделия – те, что рекламируются в интернете. Этим объясняется популярность того же SOKOLOV – бренда, раскрученного среди молодежи. Да и не только. У них есть коллекции для детей: кошки, собаки, птички, рыбки, самолеты… Можно собрать тематическую историю, нанизывая подвески на серебряное или золотое колечко. Это мама мне подарила, это – папа, это – друзья.
Остаются в моде авторские работы, эксклюзивные изделия с драгоценными камнями. Набирают популярность бриллианты в сочетании с серебром. Кстати, у нас их можно купить даже за 6000 руб.: подвески с 20 камнями, кольца с 25-ю. Если они мелкие, а поставщик может позволить себе не делать больших наценок, это приемлемый вариант. Есть и новые открытия: танцующие фианиты – камни, мерцающие от любого движения благодаря особой технологии крепления. У нас самая большая в городе коллекция таких украшений.
Дарить сувениры из серебра становится правилом хорошего тона. Еще востребована камнерезная флористика, гильошированная эмаль с бриллиантами; яркий пример – коллекция «Наследие Фаберже», где изделия представлены в четырех цветах и в сочетании с серебром. Актуальны керамические кольца, особенно скомбинированные с металлами, сочетания металла с кожей. Шопардовские цепи. Звериная тематика. Все, что шевелится, движется и сразу привлекает внимание.

Ювелирный завод «Русские самоцветы» – одно из ведущих ювелирных предприятий России. Его история берет начало в 1912 году и продолжает традиции Санкт-Петербургской школы ювелирного и камнерезного искусства конца XIX – начала XX века, в том числе и всемирно известной фирмы Карла Фаберже. Особое место в коллекциях компании занимают предметы столового серебра и серебряная посуда.

Салоны "Русские самоцветы" в Кургане: ул. Красина, 61, тел. 29-30-39; ул. Ленина, 24, тел. 55-79-55

VIP-ЗАКАЗЫ ЮВЕЛИРНЫХ УКРАШЕНИЙ
Тел. 8-919-561-40-00, WhatsApp, Viber


ТЕГИ:  ИНТЕРВЬЮ